Осн. в X веке, престольный праздник 9/22 марта, в день Сорока мучеников Севастийских, и 14/27 сентября, в день Воздвижения Креста.
Игумен: архим. Иосиф. Тел. (30-377) 23251. Факс (30-377) 23733

Ксиропотам

Ксиропотамский монастырь посвящен 40 Мученикам (праздник – 9 марта) и находится в необычайно живописной местности, посреди полуострова, у дороги, идущей из Дафны в Карею. Этот живописный и величественный монастырь обращен к Сингитскому заливу, воды которого обычно тихи и спокойны.

Традиция приписывает основание монастыря императрице Пульхерии (450-457), а другие источники – императорам Константину VII Багрянородному (913-959) и Роману I Лекапину (920-944), первый из которых к тому же подарил монастырю драгоценную багряную мантию. Однако согласно другим достоверным свидетельствам и письменным источникам, монастырь был основан в конце Х века, т.е. вскоре после основания Великой Лавры.

По всей вероятности, основателем монастыря, давшим ему и свое имя, был монах Павел Ксиропотамский, получивший такое прозвище от названия места, где он был монахом ранее. Павел стал первым настоятелем Ксиропотамского монастыря и выдающимся деятелем культуры своего времени. Он упомянут в Первом Уставе Святой Горы и имел собственные суждения относительно монастырских правил и порядков монастырской аскезы, по причине чего никогда не был связан узами настоящей дружбы с Афанасием.

Ксиропотам

Ксиропотамский монастырь поначалу назывался монастырем «Сорока Святых», а в некоторых документах монастырем «Святого Никифора Ксиропотамского». Возможно, речь идет о двух разных наименованиях одного и того же монастыря. В противном случае, следовало бы предполагать, что первый из них, как новооснованный и меньший, подчинялся более раннему и более крупному монастырю Святого Никифора. При этом, другая традиция помещает в этой местности монастырь «Химарра» (Ущелья). о котором также говорится, что его тоже основала императрица Пульхерия в V веке.

В XI веке Ксиропотамский монастырь был одним из самых богатых афонских монастырей и занимал значительную территорию в юго-западной части полуострова. Границы монастыря доходили до Иверского монастыря, а на востоке – до монастыря Святого Павла, где теперь находятся Симонопетров, Григориев и Дионисиев монастыри. Со временем границы эти, естественно, существенно уменьшились, однако еще и сегодня монастырь располагает значительными территориями, в частности ему принадлежит лес с множеством диких каштанов.

Процветание монастыря продолжалось в течение всего ХII и в начале ХIII века. Однако затем, во времена Латинской империи период расцвета закончился, и начались трудности, вызванные экономическим кризисом и набегами пиратов. После отвоевания Константинополя монастырь получил значительную помощь от первого императора из династии Палеологов Михаила VIII (1259-1282), как явствует из его хрисовула от 1275 года, причем, согласно одной из традиций, император посетил монастырь лично. Его преемник Андроник II(1282-1328) позаботился о восстановлении монастыря после пожара 1280 года и особым хрисовулом утвердил охрану монастырских владений.

Вид на монастырь с горы

В XIV-XV веках в одно время с византийскими императорами помощь монастырю оказывают также правители Сербии, неоднократно предоставляя ему значительные денежные суммы. В частности, на эти деньги были построены крепостная стена с высокой башней, часовня Богородицы на северной стороне, а в 1445 году реконструирован собор.

Во времена турецкого владычества, до XIX века Ксиропотамский монастырь переживал особенно трудные времена, что связано с многими причинами разного рода. В основном это были страшные набеги турок, два больших пожара в 1507 и 1609 годах и почти непрекращающиеся судебные тяжбы, в основном из-за пограничных споров с соседними монастырями.

Ксиропотамский монастырь значительно пострадал от набегов, однако особенно сильный ущерб был нанесен двумя пожарами, которые разрушили его полностью. Удалось спасти только монастырские регалии. На этот раз о восстановлении монастыря позаботились сами монахи, собравшие значительные деньги благодаря коллективным пожертвованиям и своим путешествиям с Животворящим Древом Креста Господня в придунайские княжества, а также правители этих княжеств, которые учредили и годовые пожертвования монастырю, а еще ранее – султан Селим I (1512-1520), который, кроме того, предоставил целый ряд привилегий Афону вообще и Ксиропотамскому монастырю в особенности.

Фрески. Ксиропотам

В эти трудные времена интерес к монастырю проявили и вселенские патриархи, в частности Тимофей II, который посредством своей грамоты (1611) пытался сохранить в нем общежительную систему и предоставил настоятелю право носить «порфировую мантию», Мефодий, сделавший монастырь ставропигийским, и другие.

Особенно подняться Ксиропотамскому монастырю удалось во второй половине XVIII века, когда его монах Кесарий Дапонте отстроил бо́льшую часть монастыря, а также соорудил пропилеи после своих восьмилетних странствий с Животворящим Древом Креста Господня и частями мощей Сорока Мучеников по придунайским княжествам, где ему удалось собрать значительную денежную сумму. Кроме того, Кесарию Дапонте удалось добиться многого и благодаря своим личным качествам, поскольку это был, действительно, один из наиболее образованных и ученых людей эпохи турецкого порабощения. Однако разрушения монастыря продолжались, а вместе с ними и дальнейшие восстановления, обычно благодаря сборам от обходов с Животворящим Древом Креста Господня. Только относительно недавно (1952) разрушенный пожаром участок был восстановлен Археологической Службой, и со дня на день ожидается восстановление юго-западного крыла, сгоревшего по неизвестной причине в 1972 году.

Собор монастыря

Монастырский собор, посвященный памяти Сорока Мучеников, реконструирован в 1761-1763 годах Кесарием Дапонте, а двадцать лет спустя, в 1783 году, был украшен фресками. Собор находится в центре мощенного камнем двора и обращен более на север, что обусловлено рельефом местности. Собор построен в том же стиле, что и другие соборы, и очень широк, за исключением относительно узкой алтарной части. Его керамический декор делает еще более прекрасной тщательно отделанную стену, а в одном из углов наружного нартекса прямо в стене находится рельефная плита послевизантийского времени с изображением Святого Димитрия в полный рост. На башне звонницы находятся две рельефные головы Пульхерии и Святого Павла с надписью: «Святой Павел Ксиропотамский, сын почтеннейшего Михаила, 1738». Датирующийся тем же или несколько более поздним временем иконостас храма – замечательное произведение искусства резьбы по дереву. В алтарной части, а также на хорах певчих и в других частях храма хранится около 200 переносных икон, некоторые из которых особо интересны и считаются особо ценными.

Фиал монастыря

У собора, во дворе находится фиал водосвятия из красного мрамора, который, согласно надписи, привез и установил Кесарий Дапонте. Перистиль сооружен на средства иеромонаха Серафима в 1783 году. Изнутри купол украшен сделанными в то же время изображениями, связанными с крещением и водосвятием, а на одном из парапетов перистиля имеется интересное изображение монастыря.

На нижнем этаже южного крыла монастыря, напротив входа в собор находится общая трапезная, построенная господарем Валахии Александром. Она очень просторна и расписана фресками монахов-живописцев Софрония и Никифора из скита Святой Анны в 1859 году.

Кроме центрального храма, Ксиропотамский монастырь насчитывает несколько часовен на территории монастыря и за его пределами. На территории монастыря находится 7 часовен: Архангельская, Святых Константина и Елены, справа и слева от литийного притвора собора, Воздвижения Честного Креста, Иоанна Предтечи. Введения во храм Пресвятой Богородицы, Святого Феодосия и Святого Георгия по четырем сторонам монастыря. Из них три первые украшены также фресками, а все прочие· только переносными иконами. за пределами монастыря, к востоку находятся его четыре кельи· Вознесенская (бывшая Преображенская), Рождества Предтечи, Успения Богородицы и Святого Афанасия, а в Карее – келья Святого Димитрия. которая является представительством монастыря. Кроме того, монастырю принадлежит бо́льшая часть зданий в порту Дафны.

Ксиропотам

Ксиропотамский монастырь располагает также многими замечательными регалиями. Монастырь особенно известен находящейся здесь самой крупной в мире частью Животворящего Древа Креста Господня, которая, как говорят, была подарена Пульхерией и вставлена в деревянный Крест. На этом фрагменте видно одно из отверстий, оставленных гвоздями при Распятии. Согласно другой традиции, это был дар императора Романа I. Кроме того, здесь хранятся и другие, меньшие части того же креста, мощи многих святых, драгоценные епископские жезлы, два из которых изготовлены из янтаря, шитые золотом священные ризы и ритуальная утварь.

Монастырская библиотека располагается вместе с ризницей над нартексом собора. Здесь хранятся 409 рукописей, 20 из которых пергаментные, а остальные – бумажные и более поздние. Некоторые из рукописей украшены иллюстрациями, а заглавия и буквицы – богатым растительным орнаментом. Кроме того, здесь хранится около 5000 печатных книг.

Ксиропотамский монастырь занимает в настоящее время в иерархии афонских монастырей восьмое место, до которого был понижен в начале XVI века, тогда как ранее занимал пятое место, которое теперь занимает Дионисиев монастырь. По системе монашеской жизни монастырь этот общежительный и насчиыват около 60 монахов, в том числе проживающих в принадлежащих монастырю кельях.

Предание.

Сорок мучеников Севастийских

До вступления в  монастырские  стены латинян Ксиропотам был широко известен  великим чудом, которое может сравниться лишь с  чудом Овчей купели. Ибо «та купель (силоамская) исцеляла одного только входившего в нее, а здесь исцелялись все приходившие сюда…» Благоукраситель храма царь Роман присутствовал на его освящении в память о Сорока Мучениках Севастийских.  Как только  архиерей   произнес: «во имя Сорока мучеников», — у подножия святого жертвенника выросло большое растение со стеблями и сорока плодами в виде яблок и обвилось вокруг престола. Тогда, вкушая  эти плоды, исцелились все больные в обители! Но плоды не истощались, а, напротив,  вырастали на чудесном растении вновь и вновь. И тогда со всех концов потянулись сюда больные — и все исцелялись. Растение это погибло потом — когда в обитель вошли латиняне. И чудо не совершалось более.

Монастыри Афона. Зограф
Пантократор