Христианство было известно предкам венгров задолго до того, как они заняли территорию рим. пров. Паннония между Карпатами и Дунаем. Когда в 894 г. болг. царь Симеон Великий (893-927) напал на Византию, имп. Лев Мудрый попросил помощи у венгров и заключил с ними военный союз. Но успехи венгров в войне против болгар были столь значительны, что вызвали тревогу в К-поле, к-рый начал опасаться нападения мадьяр на империю. Втайне от них имп. Лев Мудрый подписал мирный договор с болгарами, к-рые совместно с печенегами напали на венгров и вынудили их уйти на поиски нового места для поселения.

Церковь Николая Чудотворца - Вац - Венгрия

Церковь Николая Чудотворца — Вац — Венгрия

Венгры заняли территорию Паннонии к западу от Карпат и находились там с 895 по 900 г. под предводительством полководца Арпада. Император послал к венграм свящ. Гавриила с посланием, в к-ром требовал, чтобы они вернулись на прежнее место, но венгры не подчинились приказу. В последующие 30 лет они предпринимали набеги на герм. племена, жившие к западу от Паннонии. Источником их доходов была также дань, собираемая с этих народов. После того как в 933 г. Саксония отказалась выплачивать откупные, а венгры объявившие ей войну потерпели поражение, они начали устраивать набеги на верхненем. земли. Однако в 951 г. Генрих, герц. Баварский, разграбил Паннонию и разбил в Сев. Италии венг. войска. Поражение под Аугсбургом в 955 г. положило конец набегам мадьяр на зап. земли. Им пришлось снова повернуть на юг, к Византии, заключив предварительно союз с печенегами. Вместе они нанесли византийцам ряд поражений и императору пришлось добиваться мира ценой многочисленных уступок.

Венг. военачальники стали регулярно ездить в К-поль, где трое из них приняли Крещение. Первыми крестились Толмач (Термачу), правнук Арпада, и Булчу, глава племени хорка. Их восприемником был сам визант. имп. Константин Багрянородный. В 952 г. в Византии был крещен еще венг. кн. Дьюла. Об этих событиях повествуют различные исторические хроники, напр. Иоанн Скилица в «Обзоре историй», Георгий Кедрин, мон. Иоанн Зонара, а также рус. летописи. Согласно визант. источникам, Булчу крестился только «для вида», из политических соображений, а Дьюла, как пишет Иоанн Скилица, «остался верен своей вере, никогда не нападал на Римскую империю и никогда не забывал о пленных христианах, но всегда выкупал их». В это время К-польский Патриарх Феофилакт (933-956) рукоположил мон. Иерофея во митрополита Туркии — так в греч. хрониках называли В. Туркия была в числе новых миссионерских митрополий, к-рые Византия устроила для обращения варварских племен. Резиденцией епископа стал один из городов, принадлежавших кн. Дьюле. Еп. Иерофей и его сотрудники начали обращение в Православие с князей и их окружения, в городах, где располагались кн. дворы, были построены первые церкви и часовни, к-рые освящались в основном в честь святых, особо почитаемых в Византии в X в. Постепенно началась миссионерская работа и среди простых людей, и в течение неск. лет на территории В. удалось крестить множество людей. Не осталось письменных документов о работе еп. Иерофея и др. монахов-миссионеров, т. к. венг. исторические хроники были написаны уже после разделения Церквей, и заслуги К-поля в укоренении христианства в В. в них умалчиваются.

В 958 г. взаимоотношения В. с Византией резко ухудшились, т. к. имп. Константин VII отказался выполнить условия пятилетнего договора. Венгры пошли на К-поль, но не добились выплаты дани. В последующие годы венг. военачальники Такшонь и Геза также совершали набеги на К-поль. Очень много венгров состояло в войске рус. кн. Святослава, к-рое византийцы разбили в 970 г. при Аркадиополе. Этим поражением закончился период венг. истории, связанный с военными походами и набегами. Вражда В. с Византией, возникшая во 2-й пол. X в., привела к кризису правосл. миссионерства. Обращение венгров в Православие, начавшееся с большим успехом, замедлилось, что дало возможность Риму рассматривать В. как объект возможной экспансии на Восток, тем более что приезд новых миссионеров из Византии был затруднен. Последним местом, где еще сохранялись греч. миссии, были вост. территории В., где правил кн. Дьюла. Его дочь Шаролта вышла замуж за князя из дома Арпадов Гезу (972-997), и т. о. вера, полученная от греков, достигла венг. кн. двора. Основание архиепископии в Калоче до сих пор вызывает споры у ученых. По всей видимости, она возникла в качестве преемницы греч. миссионерской митрополии Туркии, первым епископом к-рой был мон. Иерофей. В последние годы ряд исследователей, в первую очередь И. Баан, убедительно доказывают, что, пока это было возможно, в этой архиепископии придерживались визант. литургических, обрядовых и канонических норм. С приходом в Венгрию зап. миссионеров в страну проникали их обряды и церковная организация, сосуществование 2 типов церковной жизни было естественным явлением для В. XI в. и протекало достаточно мирно еще долгое время. Но 2 церковные иерархии, живя рядом, обязательно должны были разграничить сферы своего влияния, т. к. по каноническим правилам обеих традиций не допускалось, чтобы на одной территории правили 2 архиерея. В то время в В. на кафедры, подчиненные Риму, могли поставляться греч. епископы, а на кафедры, подчиненные К-полю,- латинские, обрядово-каноническая жизнь приходов от этого не менялась. С ослаблением греч. миссии архиереи в В. все чаще были лат. обряда, а с углублением церковного конфликта и дальнейшим разделением митрополия Туркии выпала из зоны влияния К-поля. Вост. обряд на этой территории сохранялся на уровне приходской и монастырской жизни, а каноническое управление осуществлялось лат. епископами. Т. о., греч. миссионерская митрополия постепенно преобразовалась в архиепископию с центром в Калоче, подчиненную Риму.

Кор. Иштван, несмотря на зап. ориентацию, не желал портить отношения с К-полем, поэтому те религ. центры, к-рые были созданы на юге и востоке В. греч. миссионерами, продолжали свою деятельность, во многом благодаря правосл. кн. Дьюле — деду короля. После того как Дьюла, несогласный с политикой своего внука, объявил ему войну, а в 1003 г. сдался ему без боя, Православие сохранялось в В. только как местное явление, а церковная политика гос-ва в целом ориентировалась на укрепление связей с Римом. К-поль потерял возможность влиять на церковную жизнь в В., хотя дипломатические связи между венг. королем и к-польским двором сохранялись. Визант. монахи не покинули страну, а продолжали свою деятельность под управлением епископов, подчиненных Риму. Кор. Иштван основал жен. мон-рь вост. обряда недалеко от г. Веспрема «во имя духовного процветания всей Паннонии», построил в К-поле приют для венг. паломников и добился того, чтобы для них была сооружена отдельная церковь. Он поддерживал культурные связи с К-полем, женил своего сына Имре на визант. принцессе. Во времена правления кор. Ласло (1077-1095) началась работа по упорядочению законодательства: 3-я кн. законов Ласло содержит постановления Сабольчского Собора 1092 г. о браке священников и начале Великого поста, закрепившего традицию Вост. Церкви: священникам было разрешено жениться, причем венг. кор. Ласло провел этот закон, несмотря на изданное папой Григорием VII запрещение женатых священников в служении, придерживаясь определений Трулльского Собора 691-692 гг. Сабольчский Собор постановил, что Великий пост должен начинаться после Прощеного воскресенья, а не в Пепельную среду. Решения собора объясняются скорее всего не численным превосходством сторонников вост. обряда над зап., а тем, что до разделения Церквей зап. миссионеры, приходившие в Венгрию, соблюдали местные обычаи, к-рые соответствовали традициям Вост. Церкви. Сабольчский Собор являет собой пример икономии: ради сохранения мира в стране он закрепил то, что уже веками существовало в венг. церковной практике. Кор. Ласло, стараясь поддерживать хорошие отношения с Византией, выдал свою дочь Пирошку замуж за имп. Иоанна II Комнина. В К-поле ее крестили с именем св. Ирины, а в конце жизни она приняла постриг с именем Ксения (пам. 13 мая).

В распространении Православия в В. огромную роль сыграли мон-ри, строительство к-рых не прекратилось и после разделения Церквей. Сведений об их количестве, обстоятельствах основания и дальнейшей судьбе почти не сохранилось. Лишь жен. мон-рь под Веспремом имеет основательную грамоту в виде грекоязычной копии с лат. переводом (подлинник не сохр.). Правосл. мон-ри существовали также в Марошваре (ныне Ченад, Румыния), Оросламоше, Тихани. Правосл. отшельники жили в лесах в Зебегене и в Пилишских горах. Их главой был игумен мон-ря в Вишеграде. Мон-ри с уставом свт. Василия Великого действовали в городах Пасто и Савасентдеметер (ныне Сремска-Митровица, Сербия). После того как кор. Иштван упорядочил церковную организацию, эти мон-ри по территориальному принципу стали подчиняться епископам зап. обряда. Исключение составляли 2 ставропигиальных мон-ря: жен. под Веспремом, подчиненный непосредственно Эстергомскому Архиепископу, и муж. в Савасентдеметере, главой к-рого был сам К-польский Патриарх.

Характерной особенностью венг. Православия этого времени было большое количество белого духовенства, к-рое занималось просветительством вместе с монашествующими. Национальный состав клириков был разнообразен: сначала это были греки, затем славяне и венгры. В 1047-1060 гг. в мон-рях в Вишеграде и Тихани поселились рус. монахи-василиане, а в рус. мон-рях подвизались венгры. Нек-рые из них почитаются РПЦ как святые: живший в киевских пещерах прп. Моисей Угрин, его старший брат архим. Ефрем Новоторжский и младший брат св. Георгий, телохранитель св. князя-страстотерпца Бориса, принявший вместе с ним мученическую кончину (ЖСв. Янв. 28).

Сербская церковь в Секешфехерваре. XVIII в.

Мон-ри вост. обряда не только были центром религ. жизни, но и имели огромное культурное значение. Именно благодаря этим миссиям большое количество ценнейших сокровищ визант. литературы и искусства попали через В. в Зап. Европу. Перевод аскетических трудов Максима Исповедника и христологической части «Точного изложения православной веры» прп. Иоанна Дамаскина был сделан в В. одним из греч. монахов. В мон-рях создавались и произведения изобразительного искусства.

К кон. XII в. мон-ри вост. обряда столкнулись с целым рядом трудностей. Сохранилось письмо папы Римского Иннокентия III (1198-1216) венг. королю Имре I, где он упрекает короля в том, что в В. наряду с единственным мон-рем зап. обряда действует неск. «раскольничьих» мон-рей. Король предложил папе объединить все венг. мон-ри вост. обряда в один епископат, подчиненный непосредственно Римскому престолу. Это предложение не было принято, однако привлекло внимание Рима к присутствию Православия в В. Латеранский Собор 1215 г. издал указ, согласно к-рому католич. епископы должны были посылать священников в правосл. приходы, но богослужение должно было проходить на венг. языке с целью отвратить венгров от «раскола». К этому времени мон-ри, за редким исключением, опустели, пополнения новыми насельниками не было, хозяйственная жизнь пришла в упадок, началось заселение правосл. мон-рей католич. монахами. Имре I описывал состояние мон-рей в ответном письме папе Иннокентию III, лишний раз свидетельствуя о том, что у венг. Православия, оказавшегося в изоляции и лишенного всякой поддержки извне, уже не осталось сил для сдерживания натиска католич. экспансии. Единственным мон-рем, пережившим набег монголо-татар. войск 1241 г., был мон-рь в Савасентдеметере, где вост. обряд просуществовал вплоть до 1344 г. После смерти последнего правосл. настоятеля папа Римский Климент VI распорядился заселять в этот мон-рь монахов-бенедиктинцев.

Начиная с сер. XIII в. на территории В. стали селиться представители разных народов, исповедовавших Православие: сначала — карпатороссы (русины) и румыны, после поражения от турок в 1389 г.- сербы. Правосл. венгры, оставшись в меньшинстве, ассимилировались с этими народами, а те, кто дорожили своим венг. самосознанием, скорее были склонны перейти в католичество.

С XIV в., т. е. со времени, когда умер последний правитель династии Арпадов, положение Православия стало чрезвычайно тяжелым. Это объясняется тем, что, во-первых, у венг. королей того времени уже отсутствовало понимание важности роли Православия в истории В., а во-вторых, тем, что после монголо-татар. набега Православие в В. стало национальным явлением: серб., румын. или карпаторосским. Население, исповедающее Православие, почти полностью попало в крепостную зависимость, дворяне лишились своего сословного титула. С сер. века венг. документы содержат ряд законов из политических, экономических и культурных областей, к-рые являются откровенно дискриминационными по отношению к правосл. населению. Благоприятные изменения произошли лишь при кор. Матьяше. В 1481 г. он освободил православных от уплаты десятины, ссылаясь на то, что у них есть свои епископы. В 1495 г. этот документ был подтвержден кор. Уласло II (1490-1516), и это дает основание считать, что в его правление в В. были правосл. епископы, напр. в Мукачевском мон-ре. Среди румын. и серб. населения достаточно частым явлением были епископы-странники, канонично рукоположенные, но не имевшие своей четко установленной епархии: они пришли вместе с многочисленными беженцами и служили там, где в этом была необходимость. В основном они занимались рукоположениями, распространением св. мира и антиминсов. Мукачевские епископы с самого начала стремились к тому, чтобы распространить свою власть на все территории проживания карпатороссов, в чем их поддерживала светская власть. Епископ, к-рый одновременно был игуменом Мукачевского мон-ря, избирался белым духовенством и монашествующими, часто он сам назначал себе преемника, и лишь после этого проходило голосование. Ему присваивали дворянский титул, однако этот титул не признавался ни в др. областях, ни большинством местного католич. дворянства области.

Во время тур. ига (XVI-XVII вв.) большой религ. свободой пользовались сербы. Они жили на территориях, отчасти занятых турками, а отчасти находившихся под властью Австрийской империи, и были народом, хорошо подготовленным и опытным в военном отношении, на их военную силу рассчитывали как австрийский двор, так и тур. Порта. В худшем положении находилось румын. население: с 1640 г. их епископы канонически подчинялись протестант. епископам. Большинство правосл. румын были крепостными и были стеснены в вероисповедании своими хозяевами, католиками или протестантами. Но самым тяжелым было положение карпатороссов: они все, включая священников, были крепостными, т. е. не имели вообще никаких прав. Четких границ, на к-рые распространялась власть Мукачевского епископа, не было, его деятельность подчинялась указам воевод, комиссаров, крупных землевладельцев и аристократов. То небольшое количество правосл. венгров, к-рое еще сохранилось на северо-востоке страны в кон. XVI в. и окормлялось Мукачевским епископом, оказалось без каких бы то ни было шансов на автономию. Протестантизм, распространявшийся в В. с XVI в., серьезно повлиял на жизнь венгероязычного Православия, т. к. венг. богослужебный язык, применяемый протестантами, привлекал к себе в первую очередь именно венгров.

Новым явлением в жизни Православия в В. стал приток с XVI в. вслед за тур. войсками небольшого количества правосл. греч. торговцев. Они, открывая в различных венг. городах свои торговые компании, основывали правосл. приходы, к-рые стали подчиняться местным епископам по территориальному принципу. Греки быстро ассимилировались и жили разрозненно в городах, но всегда сохраняли свой богослужебный язык и память о своем происхождении.

История Венгрии
Памятка туриста. Венгрия